Записки древлеправославного неформала... (neclud) wrote,
Записки древлеправославного неформала...
neclud

Categories:

ТРУДЫ ИЕРЕЯ ИОАННА ВЕРХОВСКОГО

Стараниями Тараса Геннадиевича Сидаша в Санкт-Петербурге вышла очень важная книга- собрание сочинений единоверческого отца Иоанна Верховского.И дело, разумеется, не в том, что Верховский был героем моей диссертации...отец Иоанн человек с потрясающей судьбой и оригиналный мыслитель! Ваш покорный слуга написал для этого издания обширную историческую статью, так что и я некоторое отношение к этой книге имею!:)
Еще напишу о книге, когда почта донесет ее до Москвы (в магазинах типа "Фаланстера",говорят, она уже начала появляться), пока же делаю репост сообщения Т.Г.Сидаша о выходе книги с фотографиями издания. Внесу только 2 уточнения:синадальные власти так и не дали о.Ианну протоиерейство (Т.Г. сообщает, что непонятно, когда эта неточность появилась на обложке книги), а бежал Верховский первоначально в Румынию (в Австро-Венгрию он оттуда ездил к митр.Афанасию). Считаю, что книга будет полезна всем, кому интересны история единоверия, старообрядчества и Русской Церкви в целом.

Оригинал взят у santaburge в НАШИ КНИГИ РУССКОЙ ВЕСНЕ: ТРУДЫ ПРОТОИЕРЕЯ ИОАННА ВЕРХОВСКОГО
Бывают авторы и произведения настолько никому не выгодные и не нужные, что не только творения их, но и сам факт существования общество помнит с какой-то подчеркнутой статистичностью, с подчеркнутой отстраненностью и невхождением в детали. Перед вами, досточтимые читатели, одна из таких именно книг, к тому же изданная в России впервые.

Иоанн Верховский был сыном знаменитого в девятнадцатом столетии единовера-миссионера Тимофея Верховского, близкого ко двору и оставившего пространные мемуары. Его брат — известный в Спб врач и ничуть не менее известный библеист. Сам о. Иоанн, будучи настоятелем Николо-Миловской церкви (старейшей единоверческой церкви в Спб на Захарьевской, 17), принадлежал к кругу пусть и не наивысшего, но очень и очень влиятельного столичного духовенства.

Будучи воспитан и образован в духе просвещенческого скудоумия казенного имперского миссионерства в качестве «воссоединителя» старообрядцев, он, являясь в нравственном отношении человеком безупречным, за двадцать лет служения не только проникся духом своих предполагавшихся жертв, но и встал в существенных чертах на их сторону. Начиная с 60-х годов девятнадцатого столетия и до своей смерти на рубеже веков, он является обличителем единоверия как государственного проекта, душевредной практики, цинической выходки епископата синодального формата относительно старообрядцев, никоим образом такого отношения не заслуживавших. Критикой Верховский не ограничивался, но составил подробный план реформы единоверия, являющийся с тех пор и по сейчас единственным внятным идеалом движения.

«Точкой невозврата» стало письмо к отцам первого в России с семнадцатого века поместного собора, а именно — собора малоросских архиереев в 1884 году в Киеве. После этого события единственным будущим прот. Иоанна становится дисциплинарный монастырь. Он уходит в подполье и староверческими тропами вместе с Онисимом Швецовым (будущим епископом Арсением Уральским) пробирается через всю Россию в Австро-Венгрию. Здесь в это время зачинается новое, обладающее собственным священством и епископатом «белокриницкое» старообрядчество… Благословив это начинание и получив от первоиерарха Амвросия благословение молиться, не вступая в таинства, о. Иоанн, однако, не вливается в это движение, ибо считает себя принадлежащим старообрядчеству в рамках синодальной церкви, для которого его переход обесценил бы всю предшествующую реформаторскую его деятельность. Будучи лишен сана и запрещен в служении, о. Иоанн подал апелляцию к суду Поместного Собора, и тем самым не признал действия Правящего Синода правомерными, что, разумеется, отношения к нему в околопобедоносцевских кругах не улучшило. Большую часть последних лет он прожил в Лейпциге, служа для приезжавших к нему из России духовных чад. Здесь же (а также в Черновцах и Браилах) вышли все его основные работы — те их них, что были написаны прежде, он восстановил для итогового издания по памяти.

В последний год жизни, чувствуя приближение смерти, он решает возвратиться в Россию, на что и получает разрешение. Он умер на руках своей любящей дочери и был погребен как мирянин на единоверческом миловском кладбище Спб.

Я сейчас в краткой аннотации не могу разбирать воззрения Верховского как мыслителя и богослова детально. В двух словах же о них можно сказать вот что. Это был преданный друг и продолжатель раннего славянофильства, деятельный участник славянофильских кружков второго «призыва». Основной, имеющей решительное значение и для единоверия и для славянофильской философии в России новостью, было у Верховского — который вслед за Хомяковым яростно ненавидел католицизм — приложение антикатолической системы аргументации к практике синодальной церкви. Верховскому удалось сформулировать и весьма наглядно показать, что мы не имеем никакого права бороться с латинством как феноменом внешним, оставаясь латинянами внутренне по способу церковного устроения. Будучи знаком с дораскольными формами экклезиологической мысли и их носителями, Верховский со страстью и гневом пророка показывал, что латинизация русской церкви, начавшаяся со времен Никона, должна быть преодолена, если только церковь желает остаться православной.

О. Иоанн Верховский по праву может считаться отцом единоверческого богословия, преемником которого был свмч. архиеп. Уфимский Андрей (Ухтомский), и мне, конечно, как единоверу весьма лестно было издать впервые в России сколько-то полно и труды одного, и труды другого.

Со смерти о. Иоанна прошло чуть более столетия: столетия тяжелейшего, наверное, за все время существования русской церкви. Когда гонения на церковь прекратились, мы были свидетелями в период от 1988 г. до 2009 г. работы соборов и собориков, принявших ряд мер (резюмированных Уставом 2009), которые имеют в виду восстановление церкви в ее псевдо-имперских формах. Нет ничего более враждебного духу русского православия, чем это движение епископальной олигархии к созданию у нас квазикатолицизма не на уровне епархий (там это реальность давнишняя, застоявшаяся), но как реальности тотальной, охватывающей церковь в целом.

Дело единоверия, как его понимал о. Иоанн Верховский, не просто не решено, но еще только — после советского анабиоза — начинается. В качестве приложения я опубликовал сборник моих проповедей и статей «От Евангелия к Единоверию», явившихся реакцией на Устав 2009 г. с его квазикатолической направленностью. Нет слов, сейчас многие из этих положения я формулировал бы уже несколько иначе. Однако, книжка сохранила ту первую свежесть и ясность видения, которая нередко важнее дальнейшей экстенсивной учености.

Книга сопровождена также двумя обстоятельными статьями: исторической — Р. А. Майорова, и моей — философской.
Обязательна для прочтения всем, занимающимся историей русской церкви, старообрядчества, протестными движениями, для историков, философов, богословов. Лучшее введение в проблематику единоверия как движения.


Хорошего чтения!




IMG_0315
IMG_0316


IMG_0317


IMG_0318

Tags: единоверие, книги, старообрядчество
Subscribe

  • За чистую науку!

    Несколько лет назад я принципиально отказался рецензировать диссер одного российского "пана"-униата для защиты на Украине...Выслушал много…

  • "Нам границы не помеха..."(с)

    Польские друзья на днях попросили написать несколько рецензий на русскоязычные исторические статьи в их сборник. Начал работу...Приятно, из-за…

  • Хочу в архив...

    Как же хочется в архив, а оленеводные не пускают:(((

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments